Христианские мотивы в поэме А.А. Блока «Двенадцать»

Иисус Христос Блока, идущий впереди отряда красногвардейцев, состоявшего из двенадцати человек, остается одной из загадок мировой литературы. Долгие годы образ Христа вызвал самые разноречивые, даже нелепые, мнения и суждения. Для одних Христос стал вестником нового мира, построенного на основе равенства, братства, свободы. Для других – выразителем чистоты, святости и трагического страдания во имя будущего. Третьи воспринимали Иисуса как антихриста. Ведь сам Иисус ведет один из отрядов того самого движения, которое было проникнуто глубокой ненавистью ко всему, что связано с религией. Сам Блок писал в своем дневнике: «Страшная мысль этих дней: не в том дело, что красногвардейцы «недостойны» Иисуса, который идет с ними сейчас, а в том, что именно Он идет с ними, а надо, чтобы Другой»

Христос появляется в финальной главе поэмы. Его появление необычно там, где звучит тема революции, где совершается убийство женщины. Но в то же время нельзя отрицать логичности и органичности его возникновения.

Образ Христа – это прежде всего высокий нравственный идеал, именно он способен привести людей к желанной гармонии.  Он несет в себе Добро, Любовь, Красоту.  И Блок, руководствуясь именно этими нравственными ценностями, находит воплощение своего идеала в Христе. Блоковский Христос вбирает в себя всё многообразие свойств, присущих идеальным образам поэзии Блока:

…Так идут державным шагом –

Позади  — голодный пес,

Впереди – с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз –

Впереди Иисус Христос.

 

Таков конец поэмы: возвышенный и светлый. Если начало поэмы было представлено в цветовых контрастах, а её ход и был окрашен исключительно черным цветом, то  здесь главным цветом становится белый  — символ высшей духовности. У Христа «белый венчик из роз». Но это и необычно, потому что в Евангелии Иисус Христос в терновом венце, что символизирует его муки и страдания. Однако для Блока это не главное: поэту важнее, что Христос как высший идеал нравственной чистоты несет в жизнь новую веру. Но в то же время символ этот целиком принадлежит уходящей эпохе. В это м и закономерность его возникновения в поэме и то же время неудовлетворительность этого образа. Не удивительно, что сам Блок при этом отказывался говорить о значении образа Христа в поэме. Он виделся ему в виде белого пятна впереди. «Вдруг в ближайшем переулке мелькнет светлое или освещенное пятно. Оно маячит и неудержимо тянет к себе. Быть может, это большой пляшущий флаг или сорванный ветром плакат? Светлое пятно быстро растет, становится огромным и вдруг приобретает неопределенную форму, превращаясь в силуэт чего-то идущего или плывущего в воздухе. Прикованный и завороженный, тянешься за этим чудесным пятном, и нет сил оторваться от него». Таким образом, Блок и здесь остался верен своей идее жизни как пути. Христос в «Двенадцати» — не столько цель движения, сколько символ его.

Блок писал: «Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа». Блок нарисовал своих героев без Бога. Анархическое восприятие свободы порождает цель-

Пальнем-ка пулей в Святую Русь –

В кондовую,

В избяную,

В толстозадую!

Оказывается, эта «свобода» без креста, без святынь, без Бога имеет дьявольское начало: блудливый пес пойдет вместе с двенадцатью, замыкая их шествие.

Но Блок понимал, что жгуче-религиозную память о Боге человек, даже атеист, несет в себе. В человеке из старого мира, по Блоку, борются добро и зло. Что победит на державном пути? Зло, спровоцированное ревностью к Катьке-предательнице, покусившейся на красивую жизнь и керенки? Метили в буржуйку, а попали в женщину, просто человека. Убийство Катьки – кульминационное в поэме. Но неужели революционный подвиг в этом? Погрустили парни и новое придумали:

Закрывайте етажи,

Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба –

Гуляет нынче голытьба!

Но идти вперед трудно:

И вьюга пылит им в очи

Дни и ночи

Напролет…

Тьма и страх в душах убийц и у тех, кто развязал драму. Священник П.Флоренский так комментировал финал поэмы: «Иисус видится им как разрешение чудовищного страха, нарастание которого выражено многократным окриком на призрак и выстрелами».

Блок же показывает, что преображение низменного в святое неизбежно.

Поэма «Двенадцать» стала высоким гражданским поступком, пророчеством и завещанием великого поэта, финалом его духовно-нравственных исканий на пути к вочеловечению

Комментировать