Размышления над романом Гончарова «Обломов»

Из большого числа прочитанных мною произведений, наиболее интересным является роман Ивана Александровича Гончарова «Обломов». Он был начат в 1847 году, а полностью опубликован в 1859-м.

С первых же страниц романа мы попадаем на Гороховую улицу, в один из больших долгов, где утром лежит в постели, на своей квартире Илья Ильич Обломов. Именно он является главным героем романа, символизирующим лень и бездействие всей крепостнической системе.

Обломов – помещик. Это человек лет тридцати двух от роду, приятной наружности, с темно-серыми глазами, но с отсутствием всякой сосредоточенности в чертах лица. Апатия Обломова доходит до нас оттого, что мы видим его безразличие ко всему окружающему. Паутина, напитанная пылью, ковры, покрытые пятнами, запыленные зеркала, «которые могли служить скорее скрижалями, для записывания на них, по пыли, каких-нибудь заметок на память» — все это символизирует неподвижность жизни Обломова, его безволие, замкнутое существование. Невольно замечаешь, что это и есть суть жизни Обломова. «Ни сильные страсти, ни отважные предприятия не волновали обломовцев». Эта жизнь по-своему полна и гармонична: это русская природа, любовь и ласка матери, красота праздников. Все детские впечатления являются идеалом для Обломова, с высоты которого он ценит жизни. Друзья его показывают три пути, которые он мог бы пройти: стать избалованным пижонам, как Волков; начальником отдела, как Судьбинский; писателем, как Пенкин. Но даже тут Обломов желает сохранить «свое человеческое достоинство и покой». Читая роман, кажется, что вся история об Обломове не бог весть какая история. Но на самом деле в ней отразилась вся русская жизнь, в ней оказалось слово нашего общественного развития. Это слово «обломовщина» служащее ключом к разгадке всех явлений русской жизни. Я согласна с мнением А.В. Дружинина, что обломовщина – это проявление незрелости общества, неготовности его членов к решительным переменам в жизни. И мне кажется, что эту неготовность и хотел показать Гончаров в своем романе.

Параллельно с Обломовым, прослеживается судьба его школьного товарища Андрея Штольца, сына управляющего имением. В отличии от Обломова, Штольц – энергичный человек. Он всегда находится в постоянном движении, и в этом видит счастье. Его портрет чем-то схож с портретом Обломова: «он весь составлен из костей, мускулов и нервов». Деятельный Штольц заставляет «беспокоиться» барина Илью Ильича, навязывает ему свои идеи, пытаясь пробудить его от спячки: «Теперь или никогда!» Штольц заставляет его бывать в обществе. Но все таким же ленивым и безвольным человеком, который даже не может определить, чего он хочет.

Я думаю, что жизнь Обломова можно назвать двойной жизнью: первая – это то, как он живет на самом деле, то есть обыденная реальность, а вторая – это его сны и мечтания, где он представляет себя деятельным человеком, личностью, но ужасно боится, что все это станет реальностью. Обломов спит, потому что во сне он видит себя тем, кем хочет быть. Потому и жизнь его – это сон. И только любовь к Ольге Ильинской заставляет его проснуться на некоторое время. И это время дало ему почувствовать, что настоящее счастье – это не беспощадны размышления и мечты, а богатство чувств. Сразу замечаешь, что чувство между Ольгой и Обломовым отодвигает проблему «обломовщины» на второй план. Ольга считает, что у нее хватит сил и терпения, чтобы побороть лень Обломова.

И настойчивость ее добивается от Ильи Ильича не только физической работы, но и умственной. Они посещают музей, гуляют по окрестностям Петербурга. И, кажется, все шло бы хорошо, как все становится на прежние места. Обломов не желает жертвовать ради любви к Ольги своим спокойствием. Любовь показалась ему «трудной школой жизни». Он расстается с Ольгой. Последняя возможность излечиться от «обломовщины» рухнула. В конце романа Ольга выходит замуж за Штольца, а Илья Ильич находит сердечную любовь Агафьи Матвеевны, и в окружении лиц, которые согласились подпереть его жуть своим существованием, медленно умирает. Он так и не смог избавиться от «обломовщины».

Я согласна со словами Добролюбова, что в каждом из нам есть хоть частица Обломова. «Нам еще рано писать надгробное слово».

Комментировать