Сочинение на тему: Философский смысл образа «Ярмарки тщеславия»

Роман У.М.Теккея «Ярмарка тщеславия» вызвал огромный переворот в обществе. Писатель очень тонко изобразил социальные и нравственные проблемы, обнажив ничтожную сущность большинства людей. Свои мысли по поводу указанных проблем он показал через судьбы двух женщин, развитие которых мы можем наблюдать на протяжении всего повествования.

Почему же роман назван Теккеем «Ярмаркой тщеславия»? Ярмарка – это место периодического привоза товара и его продажи. Думаю, это определение отлично подходит к описанию событий, происходящих в романе. Для героев товар – это люди, события и образ жизни, который можно купить, заглянув в толстый, добротный кошелек. Персонажи романа не живут в романтическом мире, где богатый внутренний мир и благородные порывы почитаются за достоинства. Нет! Мы видим провинциальных помещиков и городских аристократов, для которых жизнь – это прямая взаимосвязь материального положения, выгоды и занимаемой должности, а соответственно и последующего за этим общественного мнения.

Возьмем, к примеру, Бекки Шарп. Я не могу дать прямолинейной и однозначной оценки этой героини, поскольку это свидетельствовало бы о непонимании писательского замысла. По ходу наблюдения за Бекки, мы видим, как она сознательно и планомерно пускает в ход все виды оружия, применяемого в погоне за богатством, мужчинами и общественным положением, плюс оружие, данное ей от природы, — женские чары, чтобы покорить принадлежащий мужчинам мир. Само собой разумеется, это приводит ее к моральному падению. Но какой бы дурной женщиной она ни была, Бекки все равно вызывает наши симпатии — не одобрение и не восхищение, а просто человеческое сочувствие! В глубине души мы начинаем сочувствовать ей уже с того момента, когда она выкидывает из окошка кареты словарь, преподнесенный ей добрейшей мисс Джемаймой, и тем самым как бы отвергает путь, пройдя по которому она сама превратилась бы в такую же мисс Джемайму.

Пока читатель наблюдает за судьбами Бекки и Эмилии, перед ним разворачивается панорама ярмарки житейской суеты. Старый Осборн страдает избытком жизненной силы и, не зная, куда ее направить, запрещает сыну жениться на дочери обедневшего человека, сам не понимая, до каких низов он опустился. Кроули, гонящиеся за наследством тетушки, давно позабывшие о других жизненных ценностях, готовы на предательства и ложь, лишь бы овладеть долгожданными деньгами. Все эти маячащие перед глазами людишки со своими скудными житейскими проблемами, пустыми желаниями и безжизненными представлениями о счастье, создают ощущение, будто ты находишься на спектакле, где герои – лишь выдумка, за которой прячут свои истинные лица актеры с высокими моральными принципами. Да, невозможно поверить в реальность этого мира, есть в этих Кроули, Стайнах, Осборнах нечто такое, что делает его призрачным. Нельзя не задаться вопросом: неужели вся эта суета, эти интересы и стремления, лишенные человеческой значительности, неужели это и есть настоящая жизнь? Теккерей с самого начала настраивает нас на такой лад, когда выводит перед нами кукольника, обещающего показать представление марионеток. На подлинную жизнь, какой она могла бы быть, какой она быть должна, ярмарка житейской суеты мало похожа. И люди на этой ярмарке чаще всего действительно куклы: у них яркие наряды, а внутри труха.

В романе нет героя, который достиг бы полного, абсолютного счастья. Эмилия впустую отдала лучшие силы души человеку, не стоившему того, Доббин получил, в конце концов, то, чего жаждал всю жизнь, — Эмилия стала его женой, — но уже тогда, когда она сама душевно увяла, да и он утомился от жизни. Даже те, кто с энергией и настойчивостью добивался богатства, удовольствий, успеха, тоже, в сущности, ничего не добиваются. Всякая удача героев Теккерея относительна и часто похожа на поражение, не говоря уже о том, что мало кому вообще сужден успех. Удача не равнозначна счастью, то есть духовному удовлетворению. Что же касается Бекки, то она, пожалуй, более других может служить примером тщеты усилий, потраченных на достижение материального благополучия. Истинного счастья она ни разу в жизни не испытала, хотя внешних успехов подчас добивалась.

Да, никто на этой ярмарке житейской суеты не может похвалиться, что счастлив. К уже существующим вариантам названия романа, которыми можно передать его глубочайший смысл, можно добавить еще одно: «Ярмарка тщеты», ибо мысль о тщетности стремлений к счастью и удаче в мире, каков он есть, пронизывает книгу в не меньшей степени, чем осмеяние тщеславия и скептическая усмешка над житейской суетой и суетностью.

Комментировать